RSS

Чтобы душа была чистой и доброй

01.12.2014

Фотопортрет, что висит на стене в доме у девяностопятилетней богородчанки Марии Барабановой, бросается в глаза сразу. На пожелтевшем от времени снимке изображена женщина, которая держит на руках похожего на фарфоровую куколку младенца в кружевной рубашонке. «Это Вы, Мария Ивановна?» — интересуюсь у пожилой женщины. «Да что Вы! — отмахивается долгожительница. — Это старшая сестра Клавдия с дочкой! Я-то была самой младшенькой…».

Самая младшенькая

1917 год. Петроград. В семействе служащего Ивана Родионовича и домохозяйки Акулины Алексеевны Барабановых ожидалось очередное пополнение. Но оставаться в Северной Пальмире в период назревания революции супругам и их четырем детишкам было опасно… 

— За несколько месяцев до моего рождения родители приняли решение уехать из города на Неве в деревню Иванчиково Московской области, где проживал мой дедушка по отцу, Родион Филиппович, бывший каретник императорской семьи, — начинает повествование ровесница революции. — Спокойная обстановка, чистый воздух и хорошее питание должны были положительно сказаться на состоянии беременной мамы. 

14 июля на свет появились двойняшки, но через несколько дней одна из девочек умерла. За оставшейся малышкой, нареченной Марией, нужен был особый уход.

— Я была очень болезненным ребенком, — вспоминает пенсионерка. — Поэтому в 1922 году, когда семья перебралась в Москву, меня оставили у деда…

По словам Барабановой, в Иванчикове она пошла в школу, и только в 1925-м мать забрала ее в столицу. 

— Большая квартира в пятиэтажке на улице Володарского (ныне улица Гончарная, — прим. авт.), что на Таганке, принадлежала главному врачу Яузской больницы Леру, — продолжает она. — После революции в нее поселили еще пять семей, в том числе и нашу. 

Тем не менее жили в коммуналке очень дружно. У взрослых даже сложилась традиция: каждый месяц они ходили в кино. 

— С нами, детьми, возилась супруга доктора Лера. Она учила мальчишек и девчонок писать, считать… А еще по старой памяти устраивала домашние спектакли с нашим участием. 

Премьеры таких постановок обычно назначались на выходные дни и проходили в общей для жильцов кухне. 

Для фронта, для Победы!

Привычный уклад жизни Барабановых пошатнулся в 1930 году, когда скоропостижно скончался Иван Родионович.

— За потерю кормильца платили тринадцать рублей. Помогали старшие сестры Клавдия, Ираида и брат Александр, но этих денег не хватало.

Чтобы помочь семье, сразу же после окончания семилетки шестнадцатилетняя Маша пошла работать в проектный институт ученицей чертежницы, а через три года стала трудиться там же копировальщицей. 

Но тут грянула война… Незадолго до ее начала ее перевели в Гипроавиапром. Его сотрудников, имевших бронь, распределили по бригадам для эвакуации из столицы авиационных заводов.

— Мы занимались установкой оборудования на новом месте и наладкой его систем, — объясняет долгожительница. — За годы Великой Отечественной я побывала во многих городах Союза.

В Куйбышев добирались по реке на барже, путь от Рыбинска до Ташкента — в прицепленном к военному составу товарном вагоне, а оттуда — в Андижан… В последний, по воспоминаниям ветерана Великой Отечественной, перевезли Воронежский авиационный завод. Огромные станки для производства деталей устанавливали в цехах фабрики по переработке хлопка.

— Сроки обустройства предприятий на новом месте ставились минимальные: с каждым днем стране требовалось все больше и больше самолетов… Вот мы и старались для фронта, для Победы!

И жить, и строить и любить…

Победа пришла… А с ней пришли заботы и хлопоты по восстановлению Родины.

— В 1946 году принимала участие в первых послевоенных выборах в Верховный совет СССР в качестве секретаря избирательной комиссии, — с гордостью сообщает жительница Богородского. — За успешную организационно-подготовительную работу к значимому мероприятию и создание хороших условий гражданам в день выборов мне объявили благодарность.

С 1947 года Мария Ивановна трудилась в спецуправлении облицовочных и художественно-отделочных работ Главмосстроя, затем в инженерно-производственном отделе управления треста по передвижке и разборке зданий, в Мосотделпроме. 

Многие сооружения, ставшие впоследствии архитектурными символами столицы, были возведены и при участии Барабановой и ее коллег. Например, жилой дом для актеров в Брюсовом переулке, гостиницы «Советская» (ныне Исторический отель «Советский», — авт.) на Ленинградском проспекте и демонтированная в 2006-м «Россия». К слову, в семидесятых годах прошлого столетия последняя считалась самой большой гостиницей мира и внесена в «Книгу рекордов Гиннеса». 

— Тогда молодежи интереснее жилось, — считает долгожительница. — Мы вместе трудились и отдыхали: ходили в кино, театры, планетарий, ездили на экскурсии, участвовали в спортивных состязаниях между предприятиями. 

В одном из них отличилась и Мария Ивановна: молодую женщину записали в команду по лыжным гонкам. 

— До этого стояла на лыжах всего несколько раз. А тут трамплины, препятствия! — взмахивает руками Барабанова. — Когда забралась на горку, от высоты закружилась голова. Но товарищей подвести не могла. Подумала «Будь, что будет!» и с закрытыми глазами покатилась со склона. Каково же было мое удивление, когда на финиш пришла первой из команды!

Еще одна картинка из прошлого: Колонный зал Дома Союзов. 

— Наше предприятие по итогам года стало победителем социалистического соревнования и получило переходящее Красное Знамя. Произносить речь перед его вручением поручили мне. Сестра Людмила, которая присутствовала среди зрителей, потом рассказывала: маленькая хрупкая девушка и огромное знамя. На его фоне я казалась Дюймовочкой. 

Но стоило Марии Ивановне сказать слово, как в зале воцарилась мертвая тишина. А затем раздались громкие аплодисменты...

— В 1958 году я закончила Институт инженеров городского строительства Мосгорисполкома и стала квалифицированным инженером-строителем, а через год была переведена в качестве старшего инженера в производственный отдел Мосотделпрома, где проработала до пенсии.

Х Х Х

В 1973 году она ушла на заслуженный отдых, но еще двадцать лет продолжала трудиться в городской поликлинике № 186 регистратором.

— Внимание, доброжелательность, готовность прийти на помощь пациенту — без этих душевных качеств работать в учреждении здравоохранения не стоит, — полагает богородчанка.

За свою многолетнюю трудовую деятельность она отмечена благодарностями, грамотами, медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», стала ветераном труда.

Напоследок я поинтересовалась у Марии Ивановны, в чем же заключается секрет ее
долголетия?

— Повторюсь: в детстве я очень часто болела. Врачи помогли мне встать на ноги и, наверное, благодаря им я живу до сих пор, — пожимает плечами пенсионерка. — В отличие от некоторых современных молодых людей и девушек, ребята и девчата моей молодости ни алкоголем, ни табаком старались не баловаться — предпочитали вести здоровый образ жизни. Я, например, занималась плаванием, каталась на коньках, ходила в туристические походы, совершала пешие прогулки… А еще важно, чтобы душа была чистой и доброй. Тогда и до ста лет дожить можно!

Татьяна КОСИЦЫНА 


Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати