RSS

Жизнь продолжается…

01.12.2014

Ветераны Великой Отечественной обычно с удовольствием рассказывают о своей жизни. Вот и Нина Никитична Красникова, которая награждена медалью «За оборону Москвы», не исключение. Уверяет, всякое было, но в памяти, как правило, задерживаются радостные моменты. 

Приходите завтра

Интересуюсь, много ли «радостных моментов» было, например, в сороковые годы. Женщина делает удивленное выражение лица. 

— Да сколько угодно! Что ж, по-вашему, мы не жили? Это сейчас все мечтают стать красивыми и богатыми, наше поколение хотело быть сильным и здоровым, а это зависило только от нас. Много занимались спортом — плавали, бегали, ходили на лыжах. Причем девушки от парней не отставали.

И рассказ о войне моя собеседница начала с воспоминаний о выпускном вечере по случаю окончания Ногинского педучилища. 

— Всей группой ходили в кино, потом на танцы, где специально для нас играл оркестр, а после до рассвета гуляли по городу. 

Не имели тогда девчонки дорогих нарядов, и столов с деликатесами им никто не накрывал, но на душе было весело и радостно оттого, что вся жизнь впереди. 

— В общежитие вернулись поздним утром, включили радио и услышали о нападении фашистской Германии…

Выпускница с дипломом учителя вернулась в Орехово-Зуево, где жили ее родители. В то время по всей стране начался призыв добровольцев, осенью 1941-го мобилизовали отца Нины. И она тоже решила идти воевать. В их городке открылся призывной пункт, где набирали добровольцев. Нина пришла записываться… 

Пришла не одна, с подружками, пятерых из них отобрали. А Нине сказали — приходите завтра. Но «завтра» пункт уже не работал. 

— Видимо, на то время план выполнили, — рассказывает Нина Никитична, которая тогда сильно переживала по этому поводу.

Кто-то из знакомых увидел ее на призывном пункте и рассказал об этом матери. Дома девчонку ждал серьезный разговор. Но Нина сумела убедить маму, мол, люди обознались. 

— До самой ее смерти мне так и не хватило духу признаться…

Разве не это счастье?

То, что Красникова тогда не попала на фронт, вовсе не означало ее непричастности к войне. В тылу победе содействовали не меньше. 

Зимой 1941-1942 годов Нина Красникова, которой было восемнадцать, трудилась в одном из рабочих отрядов: неподалеку от города Чехов он возводил защиту из спиленных деревьев. Сами пилили, сами укладывали в таком порядке, чтобы вражеские танки не прошли. Трудились в основном женщины и старики, поэтому физическая подготовка оказалась очень кстати. Надо ли объяснять, в каких невыносимых условиях приходилось существовать. Но и тогда случались минуты счастья…

Однажды возвращались домой. Всех буквально трясло, то ли от холода, то ли от голода, а может, и от усталости, ведь шли, еле ноги передвигая. И на обочине дороги нашли припорошенную снегом буханку мерзлого хлеба. 

— Принесли находку домой, отогрели… Вкуснее хлеба до сих пор не ела, — у ветерана Красниковой заблестели глаза, — А Вы говорите… Разве не это счастье?

С ней не соскучишься…

Даже после того, как отогнали фашиста от столицы, жить в городе было трудно. Хоть с первого дня войны все верили в победу, только в мае 1945-го советский народ вздохнул с облегчением. А голод и разруха продолжались еще несколько лет, к слову, карточная система в Москве сохранялась до 1947 года. 

Но жизнь продолжалась, и молодым хотелось не только есть… 

— Бывало, продавали карточки, чтобы купить билеты в театр или сделать маникюр. А еще сразу после войны в СССР появились чулки «паутинка», за них столичные модницы готовы были пожертвовать не одним пайком, — Нина Никитична считает, что в этом смысле ничего не изменилось — женщины во все времена хотели нравиться.

В сорок четвертом Нина Красникова поступила в Московский областной педагогический институт и с тех пор живет в Москве. 

— В пятьдесят втором диссертацию защитила… Подумать только, это ж еще при Сталине было! Представляете, какая я «древняя», — смеется Красникова. 

Чувства юмора Нине Никитичне не занимать. «С ней не соскучишься…» — говорит о ней супруг Александр Николаевич. Скорее всего поэтому им удалось сохранить теплые отношения на многие годы. У них уже и правнуки подросли, а они словно прожитых лет не чувствуют — все шутят и подтрунивают друг над другом.

Вот только одно печалит мою новую знакомую:

— За время Великой Отечественной войны много всего произошло и в жизни каждого человека, и в стране. Это ж четыре года истории! А в школьной программе ей уделена лишь пара учебных часов. Неужели нечего рассказать нашим внукам и правнукам?

Лилия ЛЫТНЕВА


Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати